Елизавета

Жизненная история о силе духа

 Господи, наконец-то! – радостно воскликнула Ирина, усевшись на нижнюю полку долгожданного московского поезда, и подумала: удивительно – в плацкартном вагоне всего-то шесть человек! Тишь и благодать…
Откинувшись на белоснежную подушку, Ирина прикрыла глаза, и как в черно-белом кино перед ней пронеслись события недельной поездки в красавицу-столицу. За отлично написанное эссе о необходимости реформы общеобразовательной российской школы она была приглашена в Москву на общероссийскую конференцию по созданию инновационных технологий и проектной деятельности.
Да, есть что рассказать коллегам. Столько посмотрела, столько узнала! Вот уж точно, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Одна лишь гимназия, признанная лучшей в России, чего стоит! Запомнился огромный читальный зал с шикарным белым роялем и мальчик-третьеклассник, виртуозно исполняющий на нём партию Кармен из оперы Бизе. А танцевальный зал с потрясающей светомузыкой, конференц-зал, футбольное поле, баскетбольная площадка, туалеты для девочек в розовом цвете – ох, красота! Приятные воспоминания Ирины были прерваны толчком поезда и шумной толпой, ввалившейся в вагон.
- Всё, конец тишине, - разочарованно пробурчала путешественница и стала читать недавно подаренную внуком книгу. Боковым зрением Ирина отметила, как быстро и чётко прибывшая компания расположилась по местам, устроила «общак» на 15 человек. Щедрый стол был заставлен всевозможными разносолами. Через некоторое время голоса пирующих переросли в общий хор под гитару. 
- Хорошо поют, - про себя отметила Ирина, - видимо, давно спелись.
Слегка захмелевший парень неслышно подсел к ней и, немного стесняясь, спросил:
- Что читаем?
- Почему с нами не гуляем? – не церемонясь, в рифму ответила Ирина. – Для застольных складчин денег нет – работаю учителем в районной школе. А читаю Рэя Бредбери «451 градус по Фаренгейту».
- Чего, чего? – недоумённо протянул подсевший незнакомец. – Где Бредбери и где мы?
- Ну не скажи! – возразила Ирина. – Сегодня на Западе мы имеем безграмотных политиков, не знающих ни географию, ни мировую историю, втаптывающих в грязь наше культурное и духовное достояние. Бредбери ещё 70 лет назад в своём романе очень точно описал жизнь при замене материальных ценностей потребительскими, и какими пустыми и отнюдь не счастливыми будут люди без книг, при чрезмерной увлечённости техническим процессом.
- А градус здесь при чём? – не унимался он, - Меня, кстати, Коля зовут.
- 451 градус по Фаренгейту – это температура, при которой происходит возгорание бумаги. Иди, Коля, тебя там уже заждались.
Когда компания уснула, Ирина обратила внимание на пассажирку лет сорока: рослая, красивая блондинка бережно, как малого ребёнка, укрывала спящую брюнетку примерно этого же возраста.
Она подошла к Ирине и, добродушно улыбаясь, прошептала:
- А меня Мариной зовут. Я бригадир.
- Я - Ирина и уже поняла, что ты у них главная и авторитет имеешь.
- Не думай, что мы пьяницы и разгуляи. Полгода без выходных работали в Москве. Собянин пригласил для разработки новых моделей автобусов в столице.
- Откуда вы?
- Курган – наш дом родной! – весело ответила Марина. – А это моя любимая команда асов, работу знают, как свои пять пальцев. Вот Колька, что к тебе подкатывал, любой мотор любой машины разберёт и соберёт с закрытыми глазами. А вот Людмила лучше всех может установить входные двери любой модели автобуса. А это Василий - золотые руки - в монтаже электропроводки ему нет равных. Мэр Москвы нас и пригласил, как лучшую бригаду. Машиностроители – зауральцы везде славятся!
Жили в Сергиевом Посаде, работали с утра до позднего вечера, получили хорошую зарплату. Имеем право и отдохнуть. 
- А с этой женщиной вы подруги, я не ошиблась? – спросила Ирина, указывая на спавшую миловидную брюнетку.
- Да, мы с Зинкой со школы - не разлей вода. Даже мужик у нас общий был!
- Как – так?
- Да так! Встречалась она полгода с парнем. Мне рассказывала, как она его любит, как они уже пожениться собираются. И вдруг как-то моя подруга пришла на работу вся в слезах. Всё из рук валится, разрыдалась… Парень, оказывается, за месяц до свадьбы пропал. Две недели уже ни слуху ни духу. Я ей и говорю: «Ты что, мне вот скоро тридцатник стукнет, думала уж совсем замуж не пойду, а тут дне недели назад случайно в магазине яблоки рассыпала, мужчина помог собрать, разговорились. Проводил он меня до подъезда. Сегодня опять ждать будет. Влюбилась я наконец-то, Зинка! И у тебя всё ещё будет, не переживай». 
Чтобы успокоить Зинку, позвала её к себе чаю попить, - продолжала свой рассказ Марина. - Подходим мы с ней к подъезду, стоит мой Сергей с букетом лилий, улыбается. Увидев нас, оторопел, а Зинка с широко открытыми глазами что-то беззвучно говорила. Бледная, с трясущимися руками она обняла меня и разрыдалась.
- И как вы после этого остались подругами? – прошептала Ирина.
- Да. Вот уже десять лет мы с Сергеем живём, у нас двое детей. Зинка у старшего - крёстная мать. Она так и не вышла замуж. Говорит: «Твоё счастье – это моё счастье». Вот так дружим и неразлучны, как и прежде. Никогда, ни разу я не видела её влюблённых взглядов, направленных на Сергея. И он тоже сказал, как отрезал: «Тебя когда встретил, понял – моя судьба! Зина тут ни при чём». А у тебя, Ирина, есть такая верная подруга? Это ведь счастье, я без Зинки, как без рук. Грипп тяжело перенесла, болела два месяца. Зинка и за мной в больнице ухаживала, и за детьми смотрела.
- Да, Марина, у меня это счастье было. Если хочешь, расскажу, но поздно уже…
- Рассказывай, - приказала она. – Я всё равно всю ночь спать не буду. Надо следить за всей бригадой, ребята немного перебрали.
- С Елизаветой мы тоже дружили с первого класса, - почему-то слёзы выступили на глазах Ирины. – Жили в одном селе, на одной улице, учились в одной школе. Роза, Лиза и я заправски играли в футбол: Роза была вратарём, Лиза – в нападающих, я всегда рядом у ворот - бомбардиром.
Беда у Елизаветы случилась в девятом классе. Её отец, бывший моряк-красавец с кудрями до плеч, загулял. Ничего ведь и не предвещало: работяга был – золотые руки, построил большой дом из пяти комнат. Жили хорошо, но вот седина в бороду – бес в ребро. А дома кроме Лизы ещё четверо детей – три девочки и Вовка – единственный сынок. По посёлку пошли слухи, что дядя Андрей завёл любовницу. Она была молодой учительницей химии, а отец Лизы тоже работал в этой школе учителем труда. Случился пылкий служебный роман. Лиза жаловалась мне, что отец часто не ночует дома. Однажды, собравшись в сельский клуб на танцы, мы с Розой направились за подругой. Подходя к дому, услышали крики, плач детей.
Я ворвалась во двор, а тётя Женя в этот момент выпрыгнула из окна вся в слезах и со следами побоев. Детей ловила раскрасневшаяся Лиза. Рёв стоял жуткий! Схватив лопату, я направилась в дом.
- Да не кричи ты, уйду я, уйду…- встретил меня затуманенным взглядом дядя Андрей.
Он ушёл из семьи. Тётя Женя не смогла достойно пережить предательство: стала практически каждый день выпивать со своими братьями и младшей сестрой. Лиза фактически стала мамой для четырёх детей. При этом хорошо училась, всё успевала и, несмотря на стеснённые условия, звала нас с Розой в гости, угощала отменными голубцами. Таких больше нигде не пробовала.
Спустя несколько лет мама Лизы умерла…
Я сейчас думаю, - хмуря брови, произнесла Ирина. – Такое безобразие видели дети, и это оставило отпечаток на всю оставшуюся жизнь. Но Лиза оказалась отличной «матерью» для своих трёх несовершеннолетних детей. Опека почему-то в те годы не стала принимать решения об их направлении в детский дом. Видимо, по причине того, что отец Лизы жил в этом же селе, был прописан в их доме и изредка наведывался к детям, давал копейки на питание. Как она всё успевала? Подрабатывала, училась в техникуме, математика была для неё, помню по школе, что семечки щелкать.
Вместе с ней мы отгуляли на свадьбе у Розы, она вышла замуж за механизатора из соседнего района. Помню, один из гостей, подвыпивший дояр местной фермы, уселся на трактор и на скорости гонял свою жену по улицам посёлка. Никто не решался остановить взбесившегося зверя. Измотанная женщина из последних сил убегала от мстителя-мужа. Она боялась спрятаться в доме или сарае, ведь преследователь бы снёс всё в один момент. И тогда Лиза вскочила на гору брёвен, лежащих в переулке, жердью толкнула бревно, потом другое – и вся эта деревянная глыба покатилась вместе с моей смелой подружкой, слава Богу, обошлось без переломов. Буйный тракторист, с размаху врезавшийся в брёвна, вылетел из кабины на землю. Падение успокоило взбесившегося, женщина была спасена.
Потом Роза рассказала нам, что этот Гена давно уже устраивает своей женщине корриду. Мстит за её измену какому-то Серёжке, хотя никаких доказательств нет, одни слухи. Лиза, помню, прослушав объяснения, опустив глаза, медленно произнесла:
- Ой, Роза, не к добру этот случай у тебя на свадьбе, не к добру…
Как в воду глядела! Через пять лет Роза осталась с дочкой на руках, а её благоверный через месяц женился на женщине побогаче.
Потом гуляли у меня на свадьбе. И опять Лиза была права. Помню её слова:
- Всё было у тебя хорошо, Иринка, и платье шикарное, море гостей, подарков. Но почему ты весь второй день ревела, как белуга? А когда вас, молодых, деньгами и зерном осыпали, ты просто рыдала. Ой, Ирка, нехорошо как-то мне после этого…
В итоге мы с мужем прожили несчастных 15 лет и двоих детей я воспитывала сама.
Лиза вышла замуж, когда её трое «детей» закончили школу, определились с собственным жильём. Их брак с Андреем, студентом местного сельхозинститута, был вначале сложным. Но спустя время Андрей оценил хозяйскую хватку Лизы, её огромную душевную доброту и заботу к окружающим её людям. 
На работе её карьера развивалась стремительно – она стала главным бухгалтером крупного железнодорожного узла с многочисленными складами дефицитной продукции. Андрей успешно вёл фермерское хозяйство. У них родился сын, ставший помощником и компаньоном отца.
- Через пять лет, - продолжала Ирина, - приехав к маме, я узнала, что Лиза с мужем живут опять в нашем селе. Как она меня встречала! Сколько было разговоров о жизни, воспоминаний. Лиза жила теперь в красивом современном доме, у них было два магазина. "Лиза, я так рада за тебя, из такой нищеты - в такую роскошь", - восхищалась я, побывав в её финской бане и посидев за большим столом на кухне с итальянским гарнитуром. И всё бы хорошо, да полного счастья не бывает. Единственный брат Лизы Володя после двух разводов приехал к ней совершенно физически подорванным. Два года Лиза занималась его лечением, но уже было поздно.
Через год ушёл из жизни любимый муж. Младшенькая сестра - красавица смуглянка Татьяна - запила с горя после измены мужа. Лиза неоднократно лечила сестру в спецклиниках от внезапно возникшей напасти, но через время болезнь и депрессия возвращались.
Однажды после закрытия магазина Лиза увидела у своих ворот сидящую на корточках женщину:
- Таня, ты?
Женщина с почерневшим лицом, еле-еле шевеля губами, произнесла:
- Лиза, прости меня, не смогла я выкарабкаться, умираю…
В этом году я так спешила в гости к Елизавете, - продолжала Ирина, - но жизнь моей дорогой подруги неожиданно оборвалась, «скорая» не успела.
- Да уж, - задумчиво произнесла Марина. - Гвозди бы делать из этих людей…
- В мире бы не было крепче гвоздей, - подхватила Ирина.
Помолчали. Следующий день попутчицы тоже провели в общении и разговорах.
- Ребята, подъём! Приехали, встречай нас, Курган! – бодро будила коллег Марина.
Когда бригада была готова к выходу, она чётко произнесла команду:
- Так, все помнят, что у меня сегодня день рождения? Такси всем заказаны, жду всех без жён и мужей сегодня к шести вечера!
- Ну, Марин, полгода дома не были…
- Это кто там вякает? – строго осадила Марина. - Повторяю, сегодня в шесть вся бригада у меня, в десять все по домам. Вопросы есть? Вопросов нет, до встречи!
Обратив свой взор к Ирине, Марина тихо проговорила:
- Тебя тоже жду вечером, будем дружить!
 
Нина Саламатко,
 г. Куртамыш.
Добавлять в RSS для Яндекс.Новости: 

Комментарии

Кайдаровы из Камагана - победители регионального этапа конкурса "Семья года"

Все новости рубрики Культура