«Вы сейчас доброй памятью просто живите...»

Александр Кокшаров «Баллада о сельском почтальоне».

Восемь лет назад из стен Кимрской типографии (Тверская область) вышла в свет книга стихов «Меч победы» зауральского поэта, нашего земляка, уроженца с. Изъедугино Александра Кокшарова. Он рано ушёл из жизни, но после себя оставил богатое творческое наследие. Предисловие к сборнику написали его школьные друзья. А основную работу провёл один из них – Владимир Суковатицын. Он также наш земляк, уроженец д. Сопинина, а сейчас гендиректор благотворительного Фонда «Кимрское культурное достояние». Он собрал воедино рукописи, привлёк редактора Татьяну Чабрикову и художника Владимира Лебедева. Предлагаем нашим читателям одну из работ Александра Кокшарова «Баллада о сельском почтальоне».

Мудрый человек сказал: «Надо знать три вещи о человеке: как родился, как женился и как умер». О нашем Саше можно сказать: все эти этапы он про­шёл достойно, как подобает настоящему человеку, настоящему мужчине. Он любил жизнь, и сам был неравнодушен к людям, которые умели радоваться солнцу и ветру, каждой травинке, каждому доброму человеку. На 40-летие окончания школы Саша написал:

«Вы сейчас доброй памятью
Просто живите -
Нашу юность забыть нам нельзя.
И почаще друг другу звоните,
И письма пишите,
И по первому зову
Увидеться снова спешите...»
 
Сейчас это воспринимается, как напутствие своим друзьям-одноклассникам, от имени которых и пишутся эти строки. С ним всегда было интересно. Он был яркой, неординарной личностью, с потрясающим чувством юмора. Умел дружить, но и от друзей требовал такой же преданности, искренности. Был бескомпромиссным, добрым, удивительно душевным человеком. Как больно говорить: «Был»...
И снова именно с этим жестоким словом «БЫЛ». У него был свой круг, которым он очень дорожил: его дом и семья, его друзья и одноклассники,его Мехонка и бесконечно дорогая его сердцу деревенька Изъедугино. Всему этому он был бесконечно верен, и всё это было напитано такой любовью, какую сейчас нечасто встре­тишь. Саша умел дарить людям радость, умел быть благодарным - он никогда не забывал своих учителей, звонил им, встречался, разыскивал старых знакомых, был рад каждой встрече. И готов был поделиться своей радостью с каждым, кто умел слушать. Поэтому неудивительно, что он писал стихи.
Они такие же, как он сам - проникновенные, добрые, простые, сердечные. Читаешь их - и становится тепло на душе, оживают радостные и грустные образы нашей памяти. Каждая строка пронизана особым, внутренним светом, наполнена глубинным смыслом. Живой юмор, тонкая лирика, искренность подкупают нас. Светлыми красками написаны образы одноклассников и учителей, родная деревня, милое сердцу детство. Но главной темой его стихов стала тема войны, ведь он сам был из семьи фронтовиков, чтил память о прошлом и изучал свою родословную. А героями его произведений становились простые рядовые войны, люди тыла, неприметные герои России. Одна из его поэм, «Баллада о сельском почтальоне», посвящена судьбе деревенской женщины, приносившей жителям своей деревни и радость, и горе. Этот бесхитростный рассказ о непростой судьбе скромной женщины, о судьбах тех, кому она приносила весточки с фронтов Великой Отечественной войны (или проклятые казённые листочки похоронок), написан так проникновенно, так трогательно, что с болью в сердце понимаешь - как страшна была та война... И стихи его о войне - «Сны памяти», «Незримый строй», «Не пришед­шие письма с войны», «Меч победы» (чего стоят одни толь­ко названия!) - это своеобразная горькая летопись того незабываемого времени.
Саша был скромным человеком, довольствовался малым. И на просьбу собирать свои стихи, издать их, он всегда отвечал уклончиво. И теперь, когда его нет рядом с нами, издание этого сборника станет своего рода данью светлой памяти нашего друга и товарища Александра Кокшарова.
Друзья-одноклассники поэта
 
Баллада о сельском почтальоне
 
Вновь в светлый праздник мая
Победу празднует страна.
И низко голову склоняют,
Чтя в битвах павших имена.
 
И, как когда-то, в сорок пятом,
На Красной Площади — парад.
Салютов слышатся раскаты,
Всем миром чествуют солдат.
 
И в сельском клубе всех собрали:
Блеск орденов, медалей звон.
Сидит, забытый, в шумном зале
Войны прошедшей почтальон.
 
Ей вспомнилось войны начало,
Плакат, что принесла домой -
В штыках Мать Родина стояла,
Звала сынов на смертный бой.
 
И, как всегда, в года лихие
Вставали в грозный ратный строй
Простые пахари России -
Шли, чтоб закрыть страну собой.
 
Война ей тяжело досталась,
А память прошлое хранит.
И стоит вспомнить только малость -
Заноет сердце, заболит.
 
Она в разведку не ходила
И не бросалась в жаркий бой,
Лишь сумку чёрную носила
С соседнего села домой.
 
Здесь каждый знал её с пелёнок,
Училась в школе и росла...
Сто тридцать восемь похоронок
Она в деревню принесла.
 
Когда в село с горы спускалась,
Шептали: «Боже, пронеси!»,
И к чьей калитке направлялась,
Крестились: «Господи, спаси!»
 
Ей в хату двери открывали,
Письмо ведь с фронта каждый ждёт.
И по походке узнавали,
Какую весть она несёт.
 
В домишке старом, в самом центре,
Жила солдатская вдова.
Частенько выходила к церкви -
Письмо от сына всё ждала.
 
С лицом измученным, усталым
Стояла летом и зимой
И почтальона взгляд искала...
Та лишь качала головой.
 
Сама пришла - кровь в жилах стыла,
Дрожь лихорадкою трясла,
И на единственного сына
Ей похоронку принесла.
 
Мать по слогам читала строки.
Глаза сухие, нету слёз:
В боях за город Севастополь
Пал смертью храбрых сын-матрос.
 
Она дочитывать не стала,
Прижав листок к своей груди,
Рукой на дверь ей показала
И тихо молвила: «Иди».
 
И ноги сделались, как вата,
И слёзы потекли с лица.
Не помнит, как ушла из хаты
И как спускалася с крыльца.
 
Как за дорогу убежала,
Где за углом сирень цвела.
Она упала и рыдала,
И долю женскую кляла.
 
Всё помнит, хоть давно то было:
С чужой далёкой стороны
Письмо от мужа получила
На третьем месяце войны.
 
Писал, что отошли с боями
С родной границы, входят в Брест.
Она другим письмо читала,
Но каждый раз меняла текст.
 
Ещё в письме писал он прямо,
Что если смерть в бою найдёт,
То пусть не оставляет маму,
Сынка-кровинку сбережёт.
 
Писал, что всех их очень любит.
Когда с войны придёт домой,
Счастливей их семьи не будет,
Коль сам останется живой.
 
Шли сводки. Немцы наступали.
В тревоге жил в стране народ.
Одессу, Минск и Киев сдали -
Шёл грозный сорок первый год.
 
Дивизии врагов стремились
Скорее овладеть Москвой,
Но наши так геройски бились
За каждый метр земли родной.
 
И чтоб в столицу не ворвались
Полки ликующих врагов,
В тылу кулак формировали
Из воинов-сибиряков.
 
Седьмого ноября с парада
Войска бросались прямо в бой.
Сметая на пути преграды,
Разбили немцев под Москвой.
 
Ту сводку всем селом читали,
Днём у конторы собрались,
Друг друга люди обнимали,
И слёзы радости лились.
 
Но шли в деревню извещенья:
«Ваш муж (иль сын) геройски пал...»,
Или сухие сообщенья,
Что где-то без вести пропал...
 
И тех, чьи без вести пропали,
Она просила лишь: «Крепись!
Его, быть может, в плен забрали.
Оплакивать не торопись!
 
Скорей всего, он в партизанах,
Мог в окружение попасть.
А может, в госпитале, в ранах.
Не мог он просто так пропасть!»
 
И, затворив тихонько двери,
Она шагала в дом другой.
А люди начинали верить,
Что, может, правда, он живой.
 
Чтоб не расстроить мать, сестрёнку,
Сама молчанием жила.
Она такую ж похоронку
На брата младшего сожгла.
 
Сожгла её, рыдая, в поле.
А он останется живой:
В плену фашистском был, в неволе.
После войны придёт домой.
 
С чем можно только сопоставить
Боль, беды все твои, война?
И как забыть себя заставить
То горе, что несла она?
 
А как-то осенью с работы
Она домой устало шла,
Голодных маленьких сироток
Она у беженки взяла.
 
(Их мать не вынесла дороги -
В избёнке, на краю села,
Легла на лавку у порога
И Богу душу отдала...).
 
На печь их дома посадила,
Укрыла старым пиджаком,
Картошкой досыта кормила,
Поила тёплым молоком.
 
Во что могли, помыв, одели.
В ресницах пряталась слеза...
С надеждой на неё глядели
Детей измученных глаза.
 
Пусть голоднее в доме будет,
Зато детишки будут жить.
Поймут её в деревне люди
И не посмеют осудить.
 
Когда с работы возвращалась,
Усталость уходила вдруг:
Её так нежно обнимали
Три пары тонких детских рук.
 
А сводки так же сообщали:
«Идут тяжёлые бои».
Хоть города освобождали,
Но похоронки шли и шли...
 
Бывало редко, но случалось,
Что приходили мужики,
Из госпиталя возвращались -
Кто без ноги, кто без руки.
 
Всё в памяти: зимою, в стужу,
К тому ж ещё метель мела,
Родной сестре слепого мужа
Она в деревню привела.
 
Сестра на грудь ему упала,
Рыдала мать - сестры свекровь.
Она ж стояла и молчала,
Лишь губы искусала в кровь.
 
Детишки с улицы вбежали
И бросились отца обнять.
Потом все трое помогали
Ему ремень с шинели снять.
 
И на груди его награды
Они увидели тогда:
«За оборону Сталинграда»
И орден - Красная Звезда.
 
А рядом с ней соседи жили -
Два старика, отец и мать,
И каждый вечер выходили
Её, уставшую, встречать.
 
Она два страшных извещенья
Им принесла давно, зимой.
Они ж всё ждали сообщенья -
Что, может, младшенький живой.
 
Ох, как в душе она молила,
Чтоб дом их обошла гроза.
Кивала, мимо проходила
И в землю прятала глаза.
 
С какой же радостью глядела
На номер почты полевой!
Не чуя ног, она летела
Сказать, что их сынок живой.
 
Волнуясь, отворила двери:
«Живой, родные, ваш сынок!»
Крестясь, мать пала на колени,
Сам плакал, с печки слезть не мог.
 
«Ты сядь за стол, поешь немножко,
На нас, на старых, не серчай.
Еда у нас - одна картошка,
Да есть ещё морковный чай.
 
Уж попросить тебя посмеем -
Тетрадка есть, карандаши.
Мы грамоте не разумеем,
Вот ты ему и отпиши.
 
Но не пиши, что старший, Гриша,
Он за Москву геройски пал,
И что Игнатий не напишет -
Сказали, без вести пропал.
 
Здоровы, мол, и что дождутся,
Должно быть, этою весной
Конец войне - и все вернутся.
Живыми ждём мы вас домой.
 
У нас всё есть - и хлеб, и сало,
Ты сам увидишь, как придёшь».
Она, глотая ком, писала
Ему на фронт святую ложь.
 
Под вечер ноги заплетались,
Спешила поскорей домой.
Вслед бабы с завистью шептали:
«Ей хорошо, её живой!».
 
Характер у неё не слабый,
Работа - с горя закричишь.
А ведь она - такая ж баба,
Ничем от нас не отличишь.
 
Никто не знал, что не забыла
Её проклятая война -
Ведь похоронку получила
В деревне первая она.
 
А о победе весть узнала
В селе по радио она.
По пашне босиком бежала,
Впервые на людях рыдала,
Четыре слова лишь сказала:
«Всё, бабы, кончилась война!»
 
После войны, как все, трудилась,
Троих детишек подняла.
Одной ей трудно приходилось,
Другого в дом не привела.
 
Однажды, раннею весною,
С родных, любимых с детства мест,
Забрав свекровь свою с собою,
Поехала в далёкий Брест.
 
Пришли они к могильным плитам,
Где шёл когда-то смертный бой.
Никто не знал, сколько убитых
Лежит под каждою плитой.
 
Рыдая, к камню мать припала,
Руками обхватив гранит.
Ей, ёкнув, сердце подсказало,
Где сын родной её лежит.
 
И, чтобы с горя не упали,
Пришлось друг друга им держать.
Проклятьем той войне стояли
Две женщины - Вдова и Мать.
 
Как будто заново родились.
Когда приехали домой,
Сходили в храм и помолились,
Их души обрели покой.
 
Шли вдовы с горем незабытым
К ним в дом - поплакать, погрустить.
Как будто Сам, в бою убитый,
Домой приехал погостить.
 
Мать как-то сразу постарела
И просыпалась вся в слезах.
Потом серьёзно заболела
И стала таять на глазах.
 
Уже лежала, не вставала,
Сноху к себе подозвала.
«Спасибо, доченька», - сказала
И тихо в мир иной ушла.
 
Частенько шла она к могиле,
Чтоб помянуть, слезу пролить.
Спасибо, внуки помогли ей
Утрату эту пережить.
 
И, слушая в немой печали
Протяжный колокольный звон,
Вечернюю зарю встречает
Бессменный сельский почтальон.
 
И если есть одна живая
Среди знакомых вам людей,
Я вас прошу и заклинаю -
Вы поклонитесь в ноги ей.

 

6 миллиардов писем было доставлено адресатам за все годы войны, до 70 млн каждый день! Это требовало от почтальонов мужества, а подчас и героизма. Более 300 военных связистов награждены званием Героя Советского Союза. В военные годы почтальона ждали с замиранием сердца. Он приносил или радостную весть от родного человека и поднимал боевой дух солдат или вручал похоронки. Их нередко отказывались принимать, не веря в смерть сына, мужа, отца или брата. Заветные треугольники с фронта доставляли под пулями и в любую погоду.

Комментарии

Долгожительница села Мехонское Евгения Васильевна Сивякова в марте отметила 90-летие.

Все новости рубрики Ветераны